Как я уже писал, весенние праздники я провел в городе Стамбуле. Там уже тепло и отличные каштаны, а также экологически чистые трамваи, но речь не об этом. Сразу в аэропорту я купил симкарту Vodafone и активировал самый малый интернет-пакет (250 Мб). 3G+, я вам скажу, это не шутки. Хотя мой телефон более 3,6 мегабит выжать не смог, я все равно по-гермямишски высунув язык начал скачивать и закачивать. WiFi тоже есть почти везде. Нет бесплатного, не проблема TTNet есть везде – при чем и он всегда бесплатен для ADSL пользователей этого провайдера. Т.е например в Баку это приравнивалось бы к тому, что любимый Connect распихает по всему городу точки с отменным сигналом и станет всем своим пользователям его раздавать (усмехаюсь). Та же картина с Superonline. Кстати, стартовая цена на ADSL менее 10 TL (~5 AZN). Там вероятно масса подводных камней, так что оставим оптику, DSL и прочие проводные штуки местным жителям. Меня, как настоящего “yabanci” интересовал 3G и wifi. Последнний, к слову, был в моей очень небольшой гостинице на кажом этаже (на каждом этаже была точка), хотя в нашем великолепном аэропорту я не смог даже проверить твиттер на пойнте Business Lounge. Единственном хот-споте на весь международный аэропорт.

По возвращении меня ждал еле плетущийся EDGE от Bakcell за немалые деньги кстати, глючный EDGE от Azercell (я описывал в твиттере как не могу запостить ни одну фотку при помощи SimSim), рвущийся ADSL от Stream на работе и Connect дома (2 мбит) за 30 AZN в месяц (для сравнения у того же TTNet за 49 TL – 8 мбит безлимита+). Не надо мне предлагать 3G от Azerfone Vodafon, еле дотягивающий до мегабита и не везде ловящий (Vodafone tr не ловил только в подземном метро и на фуникулере). Это не 3G, а Azerfon не имеет технического отношения к Vodafone, потому что с турецкого Vodafone я мог звонить по льготной цене на все водафоны мира, но Азербайджана в этом списке даже не было.
И хочу заметить, что я был не в каком-нибудь запредельно техногенном Лондоне, Токио или Хельсинки. Это всего лишь Стамбул, до которого 2,5 часа полета. И в котором говорят почти по-нашему.